Почему в СССР не приняли на вооружение ИС-7

Самый мощный танк был создан в СССР. Испытали его вскоре после Великой Отечественной, но на вооружение он так и не поступил. Его гораздо более слабым наследником стал Т-10А, принятый на вооружение 65 лет назад. Тем не менее, Т-10А оказался лучшим тяжелым танком послевоенного периода. А почти за десять лет до этого на полигоне в Кубинке завершились испытания настоящего супертанка того времени - ИС-7, который, будь он на вооружении, не утратил бы своего могущества и сегодня.

В танковом КБ Кировского завода в Ленинграде работал очень скромный инженер-конструктор Николай Федорович Шашмурин. Он был настоящим гением танкостроения. Всем известны имена Жозефа Котина и Николая Духова. Только с их именами связывают появление в СССР машин типа КВ-1, КВ-2, ИС-1, ИС-2, ИС-3, Т-10. О Шашмурине знают лишь дотошные исследователи истории танкостроения. Хотя именно эти танки появились во многом благодаря инженерному таланту Шашмурина.

КВ-1 и КВ-2 - первые тяжелые танки в мире, но у них имелся серьезный недостаток - они имели крайне ненадежную трансмиссию. Зачастую танки ломались, едва выехав за заводские ворота.

Николай Шашмурин смог разработать не менее уникальную, чем танк, трансмиссию, которая дала возможность тяжелой машине двигаться со скоростями средних танков и отличалась высочайшей надежностью. Весной 1943 года стали выпускаться КВ-1С (скоростные). Именно они, а не Т-34/76 сыграли решающую роль в Курской битве. Беда была в том, что танкисты, зная о проблемных коробках передач классических КВ-1, не использовали в полной мере возможности новой трансмиссии. На Курской дуге танки КВ-1С зачастую поражались именно потому, что механики-водители боялись включать скоростной режим и ползали на поле боя как черепахи.

Тем не менее, в Кремле оценили то, что сделал Шашмурин, и, как он сам вспоминал, дали полный карт-бланш по разработке новых танков. Оценив технологические возможности тогдашнего отечественного производства, Николай Федорович предложил проект тяжелого танка, вошедшего в историю как ИС-2. Когда Сталин увидел эту машину, привезенную специально на территорию Кремля, он сказал: на ней и будем завершать войну, это танк нашей Победы.

Воодушевившись успехом ИС-2, Духов и Котин принялись за создание действительно уникального по своей конструкции ИС-3. Танк был создан в рекордные сроки и формально принят на вооружение еще до окончания Великой Отечественной. Но на поле боя так и не появился, даже в войне с Японией. Причина - врожденная проблема тяжелых танков - крайне ненадежная трансмиссия. Шашмурина к работам над ИС-3 почему-то не привлекли.

В конце Великой Отечественной инженер Шашмурин сформулировал концепцию танка предельных параметров. Как показал опыт Второй мировой, танк на поле боя в экстремальном режиме живет сутки-другие. За это время он обязан уничтожить максимальное количество вражеской бронетехники. Поэтому у него должна быть предельно возможная защита, предельно возможная удельная мощность двигателя, предельно возможная подвижность и предельно возможная мощность вооружения.

Николай Федорович самостоятельно спроектировал и добился постройки опытного образца танка именно предельных параметров - ИС-7. В 1948 году эту машину доставили на полигон в Кубинке, где его испытали по всем параметрам. Результаты испытаний стали шоком для тех, кто в них участвовал.

Есть сохранившиеся воспоминания Евгения Кульчицкого - главного испытателя бронетанковой техники министерства транспортного машиностроения СССР. Приведу их с небольшими сокращениями.

"Я много слышал о новом послевоенном танке - "объекте 260" (ИС-7), с нетерпением ждал начала его испытаний, - писал Кульчицкий. - Несмотря на то, что был готов увидеть принципиально новую машину, был поражен колоссальной работой, проделанной конструкторами и производственниками Кировского завода. Трудно себе представить. Великая Отечественная война, которая закончилась совсем недавно, требовала титанического напряжения всех сил. Казалось, никто в этих условиях не мог переключиться на выполнение других задач. Но прошел короткий срок, как был спроектирован и построен опытный образец нового тяжелого танка, который по своим характеристикам значительно превзошел все известные образцы мирового танкостроения.

 

Ни одного узла в новой машине не было старой конструкции. Почти все было применено впервые в мировой практике. Мне была оказана большая честь, я первым сел за рычаги нового танка. Трудно передать словами мои ощущения. На скорости более 60 км/час эта тяжелая машина управляется незначительными усилиями на рычагах и педалях, а передачи переключаются буквально тремя пальцами. Машина прекрасно управляется в любых условиях. Хочется петь, сидя на месте водителя! Этого нельзя ощутить ни на одной машине. Настоящую революцию вызвало появление на новом танке эжекционной системы охлаждения дизеля мощностью более 1000 л. с. Замечательная машина!"

Так чем же был замечателен ИС-7? Мощь его ощущалась уже в габаритах. При этом танк не смотрелся неуклюжим тяжеловесом. Он выглядел даже изящно, как бы воплотив в себе боевую красоту русского богатыря - Святогора. Он был огромен и очень органичен во всем.

Масса танка - 68 тонн. Экипаж - 5 человек. Габариты (длина, ширина, высота) в метрах: 10 х 3,4 х 2,48. Количество катков - 7. Вооружение: полуавтоматическая пушка калибра 130-мм, пулеметов - 8. Впервые на танке установлены в качестве зенитного и спаренного с пушкой крупнокалиберные пулеметы Владимирова КПВТ калибра 14,5-мм. Общий боезапас патронов - 7000, снарядов - 25.

Мощность дизельного двигателя - 1050 л. с. Запас хода - 300 км. Максимальная скорость - 60 км/час. Толщина лобовой брони корпуса - 150-мм, башни - 210-мм.

Чудо-танк на вооружение не приняли, невзирая на восторженные отзывы испытателей. Скорее всего, испугала именно его прорывная новизна. В итоге танковые двигатели мощностью 1000 л. с. появились лишь в конце ХХ века, да и то газотурбинные. А вот легкость, с которой управлялся тяжелый ИС-7, не достигнута по сей день.

Каким-то чудом единственный образец ИС-7 не был переплавлен, он сохранился, увидеть его можно в музее БТВТ в Кубинке.