"Объект 150": испытания единственного в мире ракетного танка ИТ-1Период с 1960 по 1972 год стал для Полигона в Кубинке временем очень интенсивных испытаний отечественной и зарубежной бронетехники. Завершился он логическим преобразованием чисто испытательного 22-го НИИ БТ Полигон в Научно-исследовательский испытательный институт - 38-й НИИИ БТВТ.

Начало шестидесятых годов оказалось не лучшим временем для гармоничного развития Вооруженных сил Советского Союза. Маниакальное увлечение Н.С. Хрущева ракетами задавило многие другие направления развития военной техники. Это касалось, в том числе, и артиллерии, и танков.

Конструкторов обязали создать танк, вооруженный исключительно ракетами, при том, что в начале 1960-х у нас не было качественного управляемого ракетного оружия. Тем не менее стали разрабатывать и испытывать несколько образцов ракетных танков на базе Т-62 и Т-64. Наиболее оптимальным получался "Объект 150" - на базе Т-62. Его даже успели показать Хрущеву, который посетил Полигон в Кубинке в сентябре 1964 года - незадолго до своего снятия со всех постов. Тот показ стал триумфом "Объекта 150", но едва не обернулся трагедией для всего танкостроения.

С ходу тремя ракетами на дистанции 3000 метров были поражены одна за другой три движущиеся танковые мишени. Буквально на следующий день Хрущев заявил, что "вчера видел, как эффективно уничтожаются танки уже на подходах, при наличии таких противотанковых ракет сами танки оказываются ненужными". Разработку и производство танков не закрыли, потому что закрыли самого Никиту Сергеевича.

После тщательных сравнительных испытаний в 1967 году "Объект 150" был рекомендован к принятию на вооружение как ИТ-1 (истребитель танков), да еще и под грозным именем "Дракон". Серийно выпускалась с 1968 по 1970 год. Всего было изготовлено 110 машин. Стрельба ракетами, имеющими радиокомандную систему наведения на цель, из ИТ-1 осуществлялась в движении и с места на расстояние от 300 до 3300 метров днем и на расстояние до 1000-1500 метров ночью.

ИТ-1 стал первым и единственным в мире принятым на вооружение полностью ракетным танком. Ракетные танки - "Объект 287" и "Объект 775" так и остались опытными экземплярами. Да и навязанная мода на вооружение танков только управляемыми ракетами к началу 1970-х прошла.

1960-е годы отличались высочайшей интенсивностью испытательных работ. Ходовые и эксплуатационные качества машин проверялись во всех климатических и природных зонах СССР - от Бреста до Владивостока, от Крайнего Севера до пустынь Средней Азии, а также в горных условиях Памира и Кавказа. Сейчас об этом танкисты-испытатели даже не мечтают.

В центре научно-исследовательских и испытательных работ в те годы находился Т-64, сконструированный легендарным Александром Морозовым. Это был танк совершенно нового второго поколения послевоенных машин. Он был революционен во всем. Наверное, поэтому его испытания шли тяжело, было очень много отказов практически по всем системам и агрегатам, прежде всего по двигателю, трансмиссии и ходовой части. Довести до приемлемого состояния Т-64 так и не удалось, были запущены другие проекты, известные сейчас как Т-72 и Т.80.

Тем не менее именно на Т-64 впервые были реализованы технические идеи, ставшие позже естественными и для Т-72, и для Т-80, и для Т-90.

Не будем говорить обо всех новшествах, вспомним три из них. Впервые в мире была создана и прошла комплексные испытания трехслойная комбинированная броня, значительно усилившая защиту машины, а также противорадиационные надбои и подбои башни, которые, к тому же эффективно защищали экипаж от осколков при пробитии брони.

Для Т-64А был создан первый управляемый активно-реактивный снаряд "Кобра", на базе которого потом создавалось более эффективное управляемое ракетное вооружение для Т-72 и Т-80.

И нельзя не сказать о двухтактном оппозитном пятицилиндровом двигателе 5ТДФ. Мотор в силу разных причин массовым не стал. Но характеристики его были и остались выдающимися. Этот танковый пятицилиндровый дизель развивал мощность до 700 л. с. Мотор, стоявший на Т-72, тоже давал ту же мощность. Но он был 12-ти цилиндровым с рабочим объемом в 38,17 литра. А у 5ТДФ объем цилиндров всего 13,6 литра. Это и сейчас выдающиеся показатели, а для 1955 года, когда утвердили технический проект харьковского мотора, это была просто фантастика.

Для испытаний 5ТДФ в Кубинке построили специальные стенды, на которых гоняли мотор по максимуму. Но, стоит повторить, его недостатки у итоге превысили достоинства. А недостатки прежде всего были связаны с технологией и культурой серийного производства этих моторов. Увы, на Украине даже времен СССР они были не очень высокого уровня.

"Объект 150": испытания единственного в мире ракетного танка ИТ-1

Шестидесятые годы ХХ века интересны и тем, что на вооружение приняли уникальные для своего времени боевую машину пехоты БМП-1 и боевую машину десанта БМД-1.

В этой связи интересны воспоминание одного из ветеранов Полигона.

Кандидат технических наук полковник Геннадий Стерник, к сожалению, не так давно ушедший из жизни: "В декабре 1968 года начались первые комиссионные испытания обстрелом опытного экземпляра боевой машины десанта БМД-1, имевшей алюминиевый броневой корпус - первый в мире.

Обстрел велся из крупнокалиберного пулемета, снайперской винтовки и автомата Калашникова. Более 2000 зачетных попаданий под разными углами с различных расстояний. Первый этап закончен успешно, все ликуют. Со лба и при заданных углах маневрирования при обстреле по горизонтали броня не пробивается с заданных расстояний. Второй этап - проверка фактического уровня стойкости. Из АК борт и корма пробиваются с любых расстояний.

В отчете пишу, что машину принимать на вооружение нельзя: она будет поражаться своими же десантниками из автоматов и соседними машинами в боевом порядке. Необходимо усилить корму и борта.

К моим замечаниям не прислушиваются. Но тут приехал главный конструктор БМД-1 Георгий Гавалов. Разобрался и сказал, что усилит бронирование. Но на это потребуется время. А сверху требовали немедленного принятия на вооружение БМД-1 - она очень понравилась командованию ВДВ.

На Полигон в Кубинку приехал командующий ВДВ легендарный Василий Маргелов. Услышав доклад о результатах испытаний, он грустно спросил: а из пистолета броня тоже пробивается. Я ему ответил: нет. И Маргелов сказал: тогда беру!

БМД-1 была принята на вооружение, а через год Кубинка получила эту машину с усиленной броней, которая уже держала выстрелы из стрелкового оружия по всему корпусу".

В октябре 1966 года Полигон в Кубинке посетил Л.И. Брежнев. Зачем - так и осталось загадкой. Но визит был солидным. Вместе с Генсеком ЦК КПСС прибыли практически все руководители стран, чьи армии входили в Организацию Варшавского договора.

Танкистам-испытателям было что показать. Но поступило указание ограничиться демонстрацией огневых возможностей танков Т-62, Т-64 и истребителя танков ИТ-1 "Дракон". Стреляли подкалиберными, кумулятивными и осколочно-фугасными снарядами, а также управляемыми ракетами на дальность от 1600 до 4000 метров. Все цели были поражены. Брежнев и сопровождавшие его лица остались довольны увиденным. С тех пор руководители государства Полигон не посещали. Между тем в период 1970-1990 г.г. в 38-м НИИИ БТВТ МО испытывалась та техника, которая составляет основу бронетанковой мощи современной России. А также та, которую еще предстоит принять на вооружение, в частности, электромагнитные и газодинамические пушки.